STATUS QUO

Новый закон о религиозных общинах: о чем он на самом деле?

Принятие парламентом в первом чтении законопроекта "О внесении изменений в некоторые законы Украины (относительно подчиненности религиозных организаций и процедуры государственной регистрации религиозных организаций со статусом юридического лица)"  взволновало общественность. Безусловно, определённый отпечаток на обсуждение наложили время и обстоятельства принятия документа, в частности, создание ПЦУ: некоторые СМИ даже нарекли его  "законом о переходе приходов в ПЦУ". Моментально появились мнения о том, что новый закон будет способствовать рейдерским захватам церквей УПЦ.

Насколько эти опасения обоснованы и что на самом деле предлагает законодатель, Status Quo поинтересовался у своих партнеров – юристов из международной правовой компании BIG.

Ниже - юридический комментарий.

17 января Верховная Рада Украины в первом чтении приняла в качестве закона новую редакцию законопроекта № 4128-д и тем самым ввела новый порядок регистрации религиозных организаций.

Отношение общественности к закону в обществе - неоднозначное: одни видят в нем механизмы защиты религиозных общин, другие называют его "законом о церковном рейдерстве", который создает возможности для передела церковного имущества в Украине.

Давайте разберемся.

Противоречивый закон вносит дополнения в статьи 8, 14 и 18 закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях», вводя ряд новых требований для регистрации и перерегистрации религиозных организаций и создавая "единое окно" для подачи документов; а также - вносит некоторые изменения в закон Украины "О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц - предпринимателей и общественных формирований".

Проанализировав документ с юридической точки зрения, без политического, эмоционального или религиозного подтекста, можно выделить следующие важные моменты.

Первое. Закон определяет, что решение об изменении подчиненности, изменениях и дополнениях в устав принимается на общем собрании не менее чем двумя третями от количества членов организации, необходимого для признания общего собрания полномочными (кворум). В то же время некоторые общины не имеют фиксированного членства, функции общего собрания выполняют приходские советы или другие подобные органы, поэтому без дополнительных разъяснений выполнение этого требования закона на практике пока представить сложно

Второе. В отличие от предыдущей редакции законопроекта закон не предусматривает права "самоидентификации", но, считаем, что и не исключает его, оставляя решение такого вопроса на усмотрение организации, с возможностью устанавливать порядок принятия и исключения членов организации в уставе. Таким образом, эффективная защита религиозной организации от так называемых "рейдерских захватов" возможна лишь при надлежащем урегулировании всех вопросов, в том числе порядка вступления/выхода из организации, в уставе.

Третий момент. Одним из наиболее проблематичных и противоречивых требований является предоставление для регистрации списков всех верующих, принявших участие в общем собрании религиозной общины, а также предусмотренное законом требование о подаче "надлежащим образом заверенных" документов. Это связано с нормой о необходимости приведения уставов всех религиозных общин в соответствие с новым законом в течение года с момента его вступления в силу.

Противоречивость состоит в том, что, даже учитывая, что сейчас закон Украины "О государственной регистрации юридических лиц, физических лиц - предпринимателей и общественных формирований" освобождает религиозные организации от нотариального удостоверения подписей на учредительных документах, специальная норма закона, которая предусматривает, что все документы должны быть "надлежащим образом заверены", на практике может привести к необходимости нотариального удостоверения подписей и документов. В свою очередь, такая перерегистрация обойдется верующим в круглую сумму. Например, в Харькове засвидетельствовать подпись председателя и секретаря на протоколе общего собрания в среднем стоит 450 грн., а за каждую последующую подпись - еще по 50 грн. То есть для религиозной общины в 50 человек эта услуга обойдется 2850 грн. Конечно, цены могут отличаться у разных нотариусов и в разных регионах, но существуют общины и по 100, и по 300, и по 1000 человек.

Более того, действие закона распространяется не только на УПЦ, но и на все религиозные организации, которых в Украине - более 36 тысяч. Учитывая, что процедура нотариального удостоверения подписи заключается в установлении личности подписанта, проставлении подписи, внесении данных в реестр и росписи в журнале регистрации, а также учитывая, что каждая организация обязана внести и регистрировать изменения, - представить реализацию такой процедуры с огромными очередями к нотариусам для удостоверения документов очень сложно.

Четвертое. Также проблемой станет требование для монастырей, религиозных братств, миссий, духовных учебных заведений подать документы о подтверждении права собственности или пользования помещением, по адресу которого указывается их местонахождение.

Пятое. Закон предусматривает временный запрет на проведение любых действий с имуществом, которое принадлежит религиозной общине. Так, в случае перехода членов из одной общины в другую нельзя продать, присвоить, иным образом передать недвижимое имущество общины. Примечательно, что в случае существования членов общины, которые не согласны с переходом в иную общину, закон предоставляет им возможность объединения в новую религиозную общину, которая вправе заключить договор с другой общиной о поочередном пользовании храмом либо иным недвижимым имуществом.

Проанализировав положения закона, можно сделать вывод, что в целом его нормы будут иметь положительное влияние на урегулирование правовых вопросов, связанных с религиозных общинами.

Нормы закона создают механизмы защиты от "рейдерских захватов" и манипуляций с имуществом религиозных общин, а также сводят к минимуму возможность провокаций для перехода из одной общины в другую. Конечно, об эффективности таких механизмов защиты на данный момент говорить рано.

Однако в законе существуют также проблемные моменты и неточности, которые накладывают на общины дополнительные расходы и неудобства, всячески усложняя процедуру перерегистрации. Возможно, в случае возникновения у ряда крупных общин проблем с перерегистрацией эти моменты будут урегулированы с помощью внесения новых изменений в действующее законодательство для упрощения и детализации юридических процедур.

Генеральный директор Международной правовой компании BIG, адвокат Владимир Бондаренко

comments powered by Disqus